Л.А. Тихомиров – ведущий теоретик русского консерватизма начала XX века
Страница 4

История » Общественно-политические взгляды Л.А. Тихомирова (конец 1880-х – 1910-е годы) »  Л.А. Тихомиров – ведущий теоретик русского консерватизма начала XX века

Тихомиров пытался синтезировать славянофильский либерализм и идею сильной государственной власти. Рассмотрев во второй части Византию как историческую аналогию российской государственности, он перешел непосредственно к истории России. Здесь особое внимание было уделено построению «правильных» отношений государства и церкви, когда обе эти константы дополняют друг друга, вера не противопоставляется политике, а идеологическим принципом для монархической системы объявляется моральный принцип, основанный на православии. Тихомиров выдвигал на первый план наличие надгосударственной нравственно — религиозной идеи. Как и другие верующие монархисты, он считал, что власть ответственна перед высшим судией – Богом, но в отличие от других консерваторов, Тихомиров обращал внимание не только на духовное, но и на правовое оформление монархического принципа. «Все условия политической сознательности были в России за все 1000-летие ее существования крайне слабы, и по своей спутанности и противоречивости, едва ли не хуже, чем где бы то ни было». Главную опасность для монархии он видел в том, что до Петра I не существовало законодательных определений царской власти, а после него все государственное право испытывало влияние европейской правовой системы, базировавшейся на обязательной эволюции монархии в сторону республиканской формы правления. Тихомиров пытался выработать такое правовое оформление монархической системы, которое доказало бы возможность эволюции монархии. Тезису о неизбежности смены монархической формы правления республиканской, в ходе идущих модернизационных процессов, противопоставлялся тезис о неантагонистичности происходящих изменений и монархической системы. Доказывалось, что монархия не только может вписаться в происходящие изменения, но и сделать их плавными, облегчив болезненность трансформации. Напомним, Тихомиров выделяет четыре элемента, из которых состоит национально-государственное тело, а именно: 1) нация; 2) Верховная власть, которая в совокупности с подданными; 3) государство; 4) правительство, подчиненное верховной власти и ею организуемое в целях государственного управления. www.greatarts.ru

Вслед за Аристотелем и Ж.-Ж.Руссо Тихомиров делит государственную власть на верховную и управительную, а вслед за Б.Н.Чичериным определяет, что первая «едина, постоянна, непрерывна, державна, священна, ненарушима, безответственна, везде присуща и есть источник всякой иной государственной власти»[31]. Другими словами она самодержавна, т.е. суверенна, независима. «Юридически она ничем не ограничена ( .) не подчиняется ничьему суду, ибо если бы и был высший судья то ему бы и принадлежала верховная власть»[32]. На основании этого он критикует теорию разделения властей, указывая, что разделение властей возможно и необходимо лишь в области власти управительной. И действительно, верховной властью в государствах с разделением властей является власть народа, а не президент и не парламент. Принципов власти Тихомиров насчитывает ровно три: монархию, аристократию, демократию. Если выражаться предельно емко, основанием предпочтения будет, по Тихомирову то, что монархия единственная наиболее полно отвечает онтологическим требованиям, объективно предъявляемым к верховной власти: единству, сосредоточенности, нераздельности .

Требования, предъявляемые к управительной власти совершенно иные. Это требования специализации, компетенции, разделения функций, взаимного контроля. Именно здесь Тихомиров и видел значение аристократического и демократического принципов власти. Причем если первый необходим для организации управления – «править должны лучшие», то второй наиболее пригоден для организации контроля за представителями верховной власти, так как народ испытывает всякую меру власти непосредственно на себе, а потому от него «труднее всего спрятаться». Сила власти, единство власти – в ее способности решать насущные проблемы. Проблемы же проще всего решаются на месте, поэтому, допуская самоуправление, государство лишь еще более усиливается. И, хотя Костылев вносит замечание, что с такой программой Тихомиров в 1905 г. опоздал, мы возразим – подобная практика присутствовала почти во всех восточных деспотиях и средневековых монархиях, опиравшихся на «свободные» города, общины и т.д. Это был единственный способ избежать неизбежного разбухания государственного аппарата, а значит этот пункт имеет общетеоретическое значение.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Греческий полис как социально-политический организм
Первое определение полиса – город-государство. Греческий полис был очень небольшим по занимаемой территории – 100-200 км. В таком полисе проживало 5-10 тыс. человек. Но были и более крупные полисы: Спарта (8400 км), Афины (2500 км с населением в 120-150 тыс. человек). Могли существовать и маленькие полисы. Более подробно о совете 500 ...

Усиление антифеодальной борьбы народных масс. Антифеодальные движения на Левобережье, Слобожанщине и Запорожье
Угнетение народных масс казацкой старшиной было основной причиной обострения классовой борьбы. Ее формы оставались теми же, что и раньше: подача жалоб, отказ отрабатывать повинности, побеги и, наконец, вооруженные восстания. Уже в конце 50-х годов XVII в. на Левобережье Украины и Запорожье резко обострились социальные противоречия. Вос ...

Вклад ссыльных поляков в социокультурное развитие России
Участь политической ссылки постигла наиболее передовую часть общества Польского государства, в отдаленных и глухих уголках России же, где царила поголовная неграмотность, эти ее невольные обитатели становились проводниками культуры и просвещения. Повышение грамотности населения ссыльные с народническими взглядами считали одним из фактор ...