Л.А. Тихомиров – ведущий теоретик русского консерватизма начала XX века
Страница 7

История » Общественно-политические взгляды Л.А. Тихомирова (конец 1880-х – 1910-е годы) »  Л.А. Тихомиров – ведущий теоретик русского консерватизма начала XX века

Видя вокруг себя непонимание, Тихомиров начал писать, обращаясь не столько к непонятливым современникам, сколько к потомкам надеясь, что его работы когда-нибудь найдут настоящего читателя. Эта надежда, прежде всего, относилась к его фундаментальному исследованию «Монархическая государственность»: «Боюсь, что все это академический труд. Наша Монархия так разрыхлилась, что Господь один знает, каковы ее судьбы . Главное - в обществе подорвана ее идея, да и самого общества-то нет. Все съел чиновник . Мое сочинение, может быть, могло бы послужить будущей монархической реставрации. Но для настоящего оно бесполезно. Ни очами не смотрят, ни ушами не слушают»[41]. агорафобия это

Попытки же Тихомирова возглавить монархическое движение не увенчались успехом. Он отходит от публицистической деятельности и, скопив небольшое состояние, переезжает в Сергиев Посад.

Л.А.Тихомиров первой задачей государствоведческой науки определяет упразднение той путаницы и неразберихи, которая царит в ней в связи со смешением основополагающих понятий.

Из этого с необходимостью следует утверждение на уровне аксиомы о том, что всякое правление тяготеет к монархии. И действительно, все самые потрясающие «разоблачения» и самая испепеляющая критика демократии даже у ее же сторонников всегда сводилась к тому, что власть народа узурпирована. Так было две с половиной тысячи лет назад. Так обстоит дело и сейчас. Если рассматривать государство как «дело общее» (res publica), то всякое государство, обобществляя, объединяя людей, заведомо несет в себе монархический принцип, монархический заряд. Для демократии онтологическое стремление к единоначалию читается как тяготение к цезаризму, к диктатуре.Вот почему классические примеры психологии «общего дела» давали наиболее монархические народы. Даже в своем революционно-демократическом порыве. Где-то здесь, наверное, лежат корни переосмысления революции самим Тихомировым. Может быть, это осознание себя в служении началу по своей природе столь же монархическому, как и тот, против которого велась борьба.

Только в этом контексте становится ясно, зачем демократии так нужны все ее сложнейшие механизмы сдержек и противовесов, система обособления властей. На любое усиление власти демократия должна накладывать "табу". По той же причине она должна ослаблять центростремительные силы. Иначе она перестанет быть властью верховной. История же подтверждает, что представительные демократии появляются лишь после того, как факт сильной власти уже имел место быть, когда государство уже получило политическое единство. Все исключения только подтверждают общее правило, ибо ясно, что центробежными силами не создается государство. И в обстановке развития этих сил и развала государства, не они будут в числе способных восстановить единство.

С прогрессом онтологические требования, предъявляемые к верховной власти, не только не умолкают, но, напротив, начинают звучать все громче. С одной стороны, все больше вопросов общественной и усложнившейся производственно-экономической жизни приходится отдавать на откуп государству. Факт все более растущей экономической зависимости граждан от государства ныне глобально опосредован подрывом натурального хозяйства и ростом города за счет деревни. С другой стороны, усложнение задач управления приводит к тому, что в современном мире, в еще большей степени, чем раньше, подавляющая часть участников политического объединения (государства) объективно не способна участвовать в процессе принятия решений.

Повторимся еще раз, данная ситуация является для государственной теории вечной, и Тихомиров лишь последовательно реставрирует традиционный взгляд на природу власти. Здесь стоит вспомнить об известном со времен «Государства» Платона Фрасимаховом принципе, или «железном законе олигархии». Власть это всегда: те, которые приказывают, и те, которые подчиняются. И можно сформулировать основное противоречие демократии: те, которые подчиняются – это народ, то есть формально – верховная власть.

Однако по той же причине, что государство – это дело общее, оно должно следовать общему благу. В этом правда демократии. Поэтому одной из главных задач политики является организация связи Главы государства и его народа. Тихомиров настаивал на том, что к этой священной связи надо стремиться, а не считать ее присущей изначально, как это подразумевается в мысли демократической. В качестве идеала этой связи он видел брак Царя и Народа, что имеет свое историческое воплощение в православном венчании Царя на Царство.

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8

Выборные должностные лица
Афины были политическим центром и гегемоном большого союза греческих городов (Первого Афинского морского союза в 5 в. до н.э. и Второго Афинского морского союза в 4 в. до н. э). В Афинах проживало многочисленное население, шла насыщенная различными событиями жизнь. Это ставило перед государством многие проблемы по управлению и организац ...

Усиление Македонии
Македония была расположена на Балканском полуострове, к северо-востоку от Греции. Большинство населения Македонии составляли крестьяне. Господствовали в ней аристократы, почти не признававшие власти македонских царей. В середине 4 в. до н.э. царю Филиппу 2 удалось укрепить свою власть в Македонии. Образовалась Македонская монархия. Фи ...

Никита Павловец – сын Ивана Ерофеева. Детство и начало творческой деятельности
Образ отца часто возникал в памяти Никиты, когда того не было рядом. Он всегда видел его сгорбленную спину над большими и малыми досками, которым под рукой мастера суждено было становиться святынями. Слева от иконописца лежали бумажные листы прописей с изображениями святых, а справа – кисти в поставце и множество горшочков с разведенным ...