Содержание летописи

Характерной чертой Летописи является вера летописцев во вмешательство божественных сил. Новые Летописи составлялись обычно как своды предшествующих Летописи и различных материалов (исторических повестей, житий, посланий и пр.) и заключались записями о современных летописцу событиях. Литературные произведения вместе с тем использовались в Летописи в качестве источников. Предания, былины, договоры, законодательные акты, документы княжеских и церковных архивов также вплетались летописцем в ткань повествования. Переписывая включаемые в Летописи материалы, он стремился создать единое повествование, подчиняя его исторической концепции, соответствовавшей интересам того политического центра, где он писал (двор князя, канцелярия митрополита, епископа, монастыря, посадничья изба и т.п.). Однако наряду с официальной идеологией в Летописи отображались взгляды их непосредственных составителей, иногда весьма демократически прогрессивно настроенных. В целом Летописи свидетельствуют о высоком патриотическом сознании русского народа в XI-XVII вв. Составлению Летописи придавалось большое значение, к ним обращались в политических спорах, при дипломатических переговорах. Мастерство исторического повествования достигло в Летописи высокого совершенства. Списков Летописи дошло не менее 1500. В составе Летописи сохранились многие произведения древнерусской литературы: Поучение Владимира Мономаха, Сказание о Мамаевом побоище, Хожение за три моря Афанасия Никитина и др. Древние Летописи XI-XII вв. сохранились только в позднейших списках. Наиболее известный из ранних летописных сводов, дошедший до нашего времени, - "Повесть временных лет". Ее создателем считают Нестора - монаха Печерского монастыря в Киеве, написавшего свой труд около 1113.Феодальная раздробленность XII-XIV вв. отражена и в летописании: своды этого времени выражают местные политические интересы. В Киеве в XII в. летописание велось в Печерском и Выдубицком монастырях, а также при княжеском дворе. Галицко-волынское летописание в XIII в. (см. Галицко-Волынская летопись) сосредоточивается при дворах галицко-волынских князей и епископов. Южнорусское летописание сохранилось в Ипатьевской летописи, которая состоит из "Повести временных лет", продолженной в основном киевскими известиями (кончая 1200), и Галицко-Волынской Летописи (кончая 1289-92) (ПСРЛ, т. 2, Летописи по Ипатьевскому списку). Во Владимиро-Суздальской земле главными центрами летописания были Владимир, Суздаль, Ростов и Переяславль. Памятником этого летописания является Лаврентьевская летопись, которая начинается "Повестью временных лет", продолженной владимиро-суздальскими известиями до 1305 (ПСРЛ, т. 1, Летописи по Лаврентьевскому списку), а также Летописец Переяславля-Суздальского (издание 1851) и Радзивилловская летопись, украшенная большим количеством рисунков. Большое развитие получило летописание в Новгороде при дворе архиепископа, при монастырях и церквах.Монголо-татарское нашествие вызвало временный упадок летописания. В XIV-XV вв. оно вновь развивается. Крупнейшими центрами летописания являлись Новгород, Псков, Ростов, Тверь, Москва. В летописных сводах отражались главным образом события местного значения (рождение и смерть князей, выборы посадников и тысяцких в Новгороде и Пскове, военные походы, битвы и т.д.), церковные (поставление и смерть епископов, игуменов монастырей, постройка церквей и пр.), неурожай и голод, эпидемии, примечательные явления природы и др. События, выходящие за пределы местных интересов, отражены в таких Летописи слабо. Новгородское летописание XII-XV вв. наиболее полно представлено Новгородской Первой Летописи старшего и младшего изводов (см. Новгородские летописи). Старший, или более ранний, извод сохранился в единственном Синодальном пергаменном (харатейном) списке XIII-XIV вв.; младший извод дошел в списках XV в. (Новгородская Первая Летописи старшего и младшего изводов, ПСРЛ, т. 3). В Пскове летописание было связано с посадниками и государственной канцелярией при соборе Троицы (ПСРЛ, т. 4-5; Псковские летописи, в. 1-2, 1941-55). В Твери летописание развивалось при дворе тверских князей и епископов. Представление о нем дают Тверской сборник (ПСРЛ, т. 15) и Рогожский летописец (ПСРЛ, т. 15, в. 1). В Ростове летописание велось при дворе епископов, и Летописи, созданные в Ростове, отражены в ряде сводов, в том числе в Ермолинской летописи кон. XV в[3]. Летописный свод, основанный на богатой новгородской письменности, "Софийский временник", появился в Новгороде. Большой летописный свод появился в Москве в конце XV - начале XVI вв. Особенно известна Воскресенская летопись, кончающаяся на 1541 (составление основной части Летописи относится к 1534-37). В нее включено много официальных записей. Такие же официальные записи вошли в обширную Львовскую летопись, включившую в свой состав "Летописец начала царства царя и великого князя Ивана Васильевича", до 1560. При дворе Ивана Грозного в 40-60-х гг. XVI в. был создан Лицевой летописный свод, т. е. летопись, включающая рисунки, соответствующие тексту. Первые 3 тома лицевого свода посвящены всемирной истории (составленной на основании "Хронографа" и др. произведений), следующие 7 томов - русской истории с 1114 по 1567. Последний том лицевого свода, посвященный царствованию Ивана Грозного, получил название "Царственной книги". Текст лицевого свода основан на более ранней - Никоновской летописи, представлявшей огромную компиляцию из разнообразных летописных известий, повестей, житий и пр. В XVI в. летописание продолжало развиваться не только в Москве, но и в др. городах. Наиболее известна Вологодско-Пермская летопись. Летописи велись также в Новгороде и Пскове, в Печерском монастыре под Псковом. В XVI в. появились и новые виды исторического повествования, уже отходящие от летописной формы, - "Книга степенная царского родословия" и "История о Казанском царстве".В XVII в. происходило постепенное отмирание летописной формы повествования. В это время появились местные Летописи, из которых наиболее интересны Сибирские летописи. Начало их составления относится к 1-й половине XVII в. Из них более известны Строгановская летопись и Есиповская Летописи. В конце XVII в. тобольским сыном боярским С. У. Ремезовым была составлена "История Сибирская" ("Сибирские летописи", 1907). В XVII в. летописные известия включаются в состав степенных книг и хронографов. Слово "Летописи" продолжает употребляться по традиции даже для таких произведений, которые слабо напоминают Летописи прежнего времени. Таким является Новый летописец, повествующий о событиях конца XVI - начала XVII вв. (польско-шведская интервенция и крестьянская война), и "Летопись о многих мятежах".Летописание, получившее значительное развитие в России, в меньшей степени было развито в Белоруссии и на Украине, входивших в состав Великого княжества Литовского. Наиболее интересным произведением этого летописания начала XVI в. является "Краткая Киевская летопись", содержащая Новгородскую и Киевскую сокращенную Летописи (1836). Древняя история Руси представлена в этой Летописи на основании более ранних летописных сводов, а события конца XV - начала XVI вв. описаны современником. Летописание развивалось также в Смоленске и Полоцке в XV-XVI вв. Белорусские и смоленские Летописи легли в основу некоторых Летописи по истории Литвы. Иногда Летописи называют и некоторые украинские исторические произведения XVIII в. (Летопись Самовидца и др.). Летописание велось также в Молдавии, Сибири, Башкирии.Летописи служат основным источником для изучения истории Киевской Руси, а также России, Украины, Белоруссии в XIII-XVII вв., хотя они и отражали в основном классовые интересы феодалов. Только в Летописи сохранились такие источники, как договоры Руси с греками X в., Русская правда в краткой редакции и т.п. Громадное значение имеют Летописи для изучения русской письменности, языка и литературы. Летописи содержат также ценный материал по истории др. народов СССР.Изучение и публикация Летописи в России и СССР ведется более двухсот лет: в 1767 в "Библиотеке Российской исторической, содержащей древние летописи и всякие записки" был опубликован летописный текст, а с 1841 до 1973 выходит Полное собрание русских летописей[4].В.Н. Татищев и М.М. Щербатов положили начало изучению Летописи Сорок лет посвятил исследованию "Повести временных лет" А. Летописи Шлецер, очищая летопись от ошибок и описок, объясняя "темные" места. П.М. Строев рассматривал летописи как сборники или "своды" предшествующего материала. Используя методику Шлецера и Строева, М.П. Погодин и И. И. Срезневский обогатили науку множеством фактов, которые облегчили изучение истории русской ЛетописиИ.Д. Беляев классифицировал Летописи на государственные, фамильные, монастырские и летописные сборники и указал, что позиция летописца определялась его территориальным и сословным положением. М.И. Сухомлинов в книге "О древней русской летописи как памятнике литературном" (1856) попытался установить литературные источники начальной русской летописи. К. Н. Бестужев-Рюмин в работе "О составе русских летописей до конца XIV в." (1868) впервые разложил летописный текст на годовые записи и сказания. Подлинный переворот в изучении Летописи был произведен акад. А. А. Шахматовым. Он применял сличение различных списков, тонко и глубоко анализируя материал, и сделал этот метод основным в своей работе над исследованием Летописи Шахматов придавал большое значение выяснению всех обстоятельств создания Летописи, каждого списка и свода, обращал внимание на изучение различных хронологических указаний, встречающихся в Летописи, уточняя время их составления и исправляя фактические неточности. Много данных извлекал Шахматов из анализа описок, погрешностей языка, диалектизмов. Он впервые воссоздал цельную картину русского летописания, представив его как генеалогию почти всех списков и вместе с тем как историю русского общественного самосознания. Метод Шахматова получил развитие в трудах М.Д. Приселкова, усилившего его историческую сторону. Значительный вклад в изучение русской Летописи внесли последователи Шахматова - Н.Ф. Лавров, А.Н. Насонов, Летописи В. Черепнин, Д.С. Лихачев, С.В. Бахрушин, А.И. Андреев, М.Н. Тихомиров, Н.К. Никольский, В.М. Истрин и др. Изучение истории летописания составляет один из самых сложных разделов источниковедения и филологической науки[5].

Гендерный подход в военной антропологии
В богатейшую историю нашей страны женщины вписали немало ярких страниц. «Они сражались за Русь святую, в том числе на поле Куликовом, появлялись и в других сражениях, но это были единицы, к тому же свой полк скрывали под мужским костюмом и мужской фамилией».[7] Лишь в середине ХIX века был получен опыт привлечения женщин на театр военн ...

Политическая борьба внутри ИНК и деятельность КПИ в 1950–1960 годы
Не прекращавшиеся массовые движения, сложная внутриполитическая ситуация, с одной стороны, давление извне – со стороны буржуазии Англии и США – с другой, оказывали значительное влияние на положение внутри партии Индийский национальный конгресс. После достижения политической независимости перед Индией встала историческая задача проведени ...

Личность Валуева как автора дневника
Личность Валуева издавна привлекала внимание историков, так как он являлся ближайшим соратником Александра 2 и имел большое влияние на ход реформ 1860х годов. Однако единого мнения среди историков не сложилось. Многие склонны считать его человеком, уступчивым, мягким, неспособным к решительным действиям, другие, напротив, видят в нем вп ...