Лжедмитрий II
Страница 1

На импровизированном Земском соборе (из случайно находившихся в Москве людей) царем был избран ("выкликнут", как говорили презрительно тогда) князь Василий Иванович Шуйский. Трудно найти добрые слова для этого человека. Бесчестный интриган, всегда готовый солгать и даже подкрепить ложь клятвой на кресте, – таков был "лукавый царедворец", вступивший в 1606 г. на престол. Но независимо от личных качеств царя Василия его царствование тоже могло стать началом хороших перемен в политическом строе Русского государства. Дело в тех обязательствах, которые он вынужден был дать при вступлении на престол.

Шуйский впервые в истории России присягнул подданным: дал "запись", соблюдение которой закрепил целованием креста. Эту "крестоцеловальную запись" иногда трактуют как ограничение царской власти в пользу бояр и на этом основании видят в Шуйском "боярского царя". Начнем с того, что противоречия между "верхами" и "низами" господствующего класса были вовсе не так значительны, как представляется традиционно. В самом же ограничении самодержавия, хотя бы и в пользу бояр, нет ничего дурного: ведь именно с вольностей английских баронов начинался английский парламентаризм. Вряд ли необузданный деспотизм лучше, чем правление царя совместно с аристократией. Но в "крестоцеловальной записи" вовсе не было реального ограничения власти царя. Вчитаемся в нее.

Прежде всего, Шуйский обещал "всякого человека, не осудя истинным судом с бояры своими, смерти не предати". Таким образом, создавались законодательные гарантии против бессудных опал и казней времени опричнины. Далее новый царь клялся не отнимать имущества у наследников и родственников осужденных, если "они в той вине невинны", такие же гарантии давались купцам и всем "черным людям". В заключение царь Василий обязывался не слушать ложных доносов ("доводов") и решать дела только после тщательного расследования ("сыскивати всякими сыски накрепко и ставити с очей на очи").

Историческое значение "крестоцеловальной записи" Шуйского не только в ограничении произвола самодержавия, даже не только в том, что впервые был провозглашен принцип наказания только по суду (что, несомненно, тоже важно), а в том, что это был первый договор царя со своими подданными. Вспомним, что для Ивана Грозного все его подданные были только рабами, которых он волен жаловать и казнить. Даже мысли, что не его "холопы" ему, а он своим "холопам" будет присягать, "целовать крест", не могло возникнуть у Ивана IV. В.О. Ключевский был прав, когда писал, что "Василий Шуйский превращался из государя холопов в правомерного царя подданных, правящего по законам". Запись Шуйского была первым, робким и неуверенным, но шагом к правовому государству. Разумеется, к феодальному.

Правда, Шуйский на практике редко считался со своей записью: судя по всему, он просто не знал, что такое святость присяги. Но уже само по себе торжественное провозглашение совершенно нового принципа отправления власти не могло пройти бесследно: недаром основные положения "крестоцеловальной записи" повторялись в двух договорах, заключенных русскими боярами с Сигизмундом III, о призвании на русский престол королевича Владислава.

Существенно еще одно обстоятельство. До 1598 г. Россия не знала выборных монархов. Иван IV, противопоставляя себя избранному королю Речи Посполитой Стефану Баторию, подчеркивал, что он царь "по Божию изволению, а не по многомятежному человеческому хотению". Теперь же один за другим на престоле появляются цари, призванные тем самым "многомятежным человеческим хотением": Борис Годунов, избранный Земским собором, Лжедмитрий, не избранный, но овладевший троном только по воле людей, Шуйский . А за ним уже маячат фигуры новых избранных государей – королевича Владислава, Михаила Романова. А ведь выборы монарха – это тоже своего рода договор между подданными и государем, а значит, шаг к правовому государству. Именно поэтому неудача Василия Шуйского, не сумевшего справиться с противоборствующими силами и с начавшейся интервенцией Речи Посполитой, его свержение с престола знаменовали собой, несмотря на всю антипатичность личности царя Василия, еще одну упущенную возможность.

Ко времени царствования Василия Шуйского относится восстание Ивана Болотникова. Неудачу этого движения, охватившего весьма широкие массы, трудно отнести к тем альтернативам, которые, осуществившись, могли бы принести хорошие плоды. И личность предводителя восстания, и характер самого движения в нашей популярной и учебной литературе значительно деформировались. Начнем с самого Ивана Исаевича Болотникова. О нем пишут, что он был холопом князя Телятевского. Это правда, но у неискушенного читателя создается впечатление, что Иван Исаевич пахал землю или прислуживал своему хозяину. Однако среди холопов были совершенно разные социальные группы. Одну из них составляли так называемые послужильцы или военные холопы. Это были профессиональные воины, выходившие на службу вместе со своим хозяином. В мирное время они зачастую исполняли административные функции в вотчинах и поместьях своих владельцев. Рекрутировались они в значительной степени из обедневших дворян. Так, Никитичи-Романовы были арестованы по доносу своего холопа, происходившего из старинного (с XIV в.) дворянского рода Бортеневых. Григорий Отрепьев, тоже отпрыск дворянского рода, как отмечалось выше, служил холопом у тех же Романовых. Известен уход в холопы в середине XVI в. даже одного из белозерских князей. Тот факт, что нам известен в XVI – XVII вв. дворянский род Болотниковых, заставляет предполагать в Болотникове разорившегося дворянина. Вряд ли князь Андрей Телятевский стал бы воеводой под началом у своего бывшего холопа, если бы тот не был дворянином.

Страницы: 1 2

ФНРЮ в системе международных отношений (1945 - начало 1950-х гг.)
После окончания второй мировой войны возрос международный вес новой Югославии. Она стала одним из 50 государств, принявших участие в создании ООН. Международные связи с СССР и другими странами Центральной и Юго-Восточной Европы развивались весьма плодотворно. С ними были заключены договоры о дружбе и взаимопомощи. Изменения в экономиче ...

Создание антигитлеровской коалиции
Одной из главных задач внешней политики СССР было создание антигитлеровской коалиции. ЦК партии и Советское правительство постоянно держали эту проблему в центре внимания, ибо от ее своевременного решения зависело обеспечение для нашей страны наиболее благоприятных международных условий - важнейшего фактора достижения победы в войне. Р ...

Освободительное движение
Характерной особенностью условий труда в промышленности Симбирской губернии было сохранение тягот, свойственных обычно ранним ступеням капитализма: производственные помещения находились в антисанитарном состоянии, станки и механизмы, как правило, не имели каких-либо предохраняющих устройств, в результате чего широкое распространение име ...