Позиции России Англии и Франции по вопросу о проливах
Страница 2

История » Турция и державы Антанты в годы Первой мировой войны » Позиции России Англии и Франции по вопросу о проливах

Вторжение России в Пруссию в разгар битвы на Марне, как свидетельствует Черчиль, "решило судьбу сражения". Россия, в результате, к концу 1914 г. имела огромные потери - около 1350 тыс. убитыми, ранеными и пропавшими без вести [35, с.147].

Очевидно, что такие жертвы Россия несла не без своих интересов в своей внешней политике. А главной целью России была перспектива "Царьграда", которой страны Антанты на дипломатических переговорах не безуспешно "подкармливали" ее, преследуя, в свою очередь, сугубо личные цели - втянуть ее как можно глубже в войну.13 ноября 1914 г. Бенкендорф телеграфировал, что король Георг V сказал ему: "Константинополь … должен быть вашим" [29, с.99].

По сравнению с Англией отношение Франции к требованиям царской России отличалось только тем, что, несмотря на меньшую заинтересованность в проливах, она еще сильнее стремилась рассеять мечту о "Царьграде".17 августа посол Палеолог предостерегал Сазонова: "Вы не должны забывать, что сохранение территориальной целостности и политической независимости Турции остается одним из руководящих принципов французской дипломатии" [42, с.92].

Франция также отмечала в сфере своих первостепенных территориальных интересов помимо Эльзаса и Лотарингии, "разрушение Германской империи" и "исправление некоторых колониальных границ" в Африке.

Позиция Николая II в отношении Турции была непреклонна:". турки должны быть изгнаны из Европы. Константинополь должен. быть нейтрализован. Западную Фракию до линии Энос - Мидия следует передать Болгарии. Остальная территория от этой линии до берегов Дарданелльского пролива должна отойти к России." [24, с.109]. Это еще раз подчеркивало, во-первых, насколько важен был выход России к проливам, во-вторых, возможность России в будущем влиять на обстановку в восточной части средиземноморья. Здесь Россия сразу же сталкивалась с французскими интересами в этом регионе. Франция это хорошо понимала: "Ваше величество, простите меня за то, что я снова перебиваю Вас, - в одном из писем Николаю II писал министр иностранных дел Франции Морис Палеолог, - я хочу напомнить вам, что в Сирии и Палестине Франция имеет драгоценное наследие исторических воспоминаний и моральные и материальные интересы. Могу ли я рассчитывать на согласие вашего величества на любые меры, которые правительство Республики найдет нужным предпринять, чтобы охранять это наследие?" [42, с.95]. Ответ Николая II был положительным. Готовность царя идти навстречу требованиям французов означала не только политическое дружелюбие, сколько дипломатическое бессилие. Сазонов, несомненно, знал, что он купил обещание Англии в отношении проливов ценой отказа от действий в Азербайджане, единственных действий против Турции, которые имели шансы на успех [29, с.103]. Это означало, что военные усилия России и ее военные цели были подчинены основным целям ее союзников.

В связи с нагнетанием обстановки вокруг проливов Черчилль с конца августа 1914 г. действовал исходя из предположения, что Турция будет находиться среди врагов Англии.1 сентября он информировал генерала Дугласа, начальника имперского штаба, что он лично и лорд Китченер будут "разрабатывать план захвата с помощью греческой армии. Галлиполийского полуострова с целью проникновения британского флота в Мраморное море" [50, с.174].25 ноября, вскоре, после того как Грей заверил Россию относительно передачи ей проливов, Военный совет обсудил вопрос о наступлении, которое, как заявлял Черчилль, "даст нам возможность диктовать условия в Константинополе".28 декабря секретарь Военного совета Хэнки высказал мнение, что "наиболее эффективный удар (по Германии), обеспечивающий установление длительного мира во всем мире, мог быть нанесен через. Турцию" [12, с.104]. Согласно воспоминаниям Черчилля и Докладу Дарданелльской комиссии, 13 января 1915 г. Военный совет принял решение о том, что, помимо рассмотрения операций в Адриатическом море, Адмиралтейство "должно также подготовить морскую экспедицию в феврале для захвата Галлиполийского полуострова с Константинополем, что является конечной целью этого мероприятия" [50, с.175]. В обоих этих источниках ничего не сказано относительно Сирии. Но Черчилль в памятной записке своему ведомству писал, что, "как только начнется наступление на Дарданеллы, следует захватить Александретту" [50, с.175].

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Народники - теория и практика террора
«Нечаевщина» надолго отбила у российских революционеров вкус к террористически-заговорщицкой деятельности. Однако антитеррористический характер в российском революционном движении, или, как его определил впоследствии в своей речи на процессе по делу 1 марта 1881 г. А.И. Желябов, «розовая, мечтательная юность», оказался непродолжительным ...

Политические просчеты и успехи.
К несчастью, Первый был окружен советниками, которые сводили на нет многие разумные назревшие преобразования или заменяли их чисто организационными решениями, нередко не взвешенными, не проверенными, не продуманными. Так что система новых экономических взаимоотношений так и не была определена. Все было сделано наспех, при большом сопрот ...

«Наказ» Екатерины и деятельность Уложенной комиссии
С 1765 года Екатерина начала писать свой «Наказ» - рекомендации комиссии по выработке Нового Уложения. Необходимость в новом законодательстве назрела давно. В 1754 году Елизавета (по предложению Петра Шувалова) уже повелела сочинить «ясные законы», но дело с места так и не сдвинулось. Такие же попытки предпринимала Анна Иоанновна, а до ...