Позиции России Англии и Франции по вопросу о проливах
Страница 2

История » Турция и державы Антанты в годы Первой мировой войны » Позиции России Англии и Франции по вопросу о проливах

Вторжение России в Пруссию в разгар битвы на Марне, как свидетельствует Черчиль, "решило судьбу сражения". Россия, в результате, к концу 1914 г. имела огромные потери - около 1350 тыс. убитыми, ранеными и пропавшими без вести [35, с.147].

Очевидно, что такие жертвы Россия несла не без своих интересов в своей внешней политике. А главной целью России была перспектива "Царьграда", которой страны Антанты на дипломатических переговорах не безуспешно "подкармливали" ее, преследуя, в свою очередь, сугубо личные цели - втянуть ее как можно глубже в войну.13 ноября 1914 г. Бенкендорф телеграфировал, что король Георг V сказал ему: "Константинополь … должен быть вашим" [29, с.99].

По сравнению с Англией отношение Франции к требованиям царской России отличалось только тем, что, несмотря на меньшую заинтересованность в проливах, она еще сильнее стремилась рассеять мечту о "Царьграде".17 августа посол Палеолог предостерегал Сазонова: "Вы не должны забывать, что сохранение территориальной целостности и политической независимости Турции остается одним из руководящих принципов французской дипломатии" [42, с.92].

Франция также отмечала в сфере своих первостепенных территориальных интересов помимо Эльзаса и Лотарингии, "разрушение Германской империи" и "исправление некоторых колониальных границ" в Африке.

Позиция Николая II в отношении Турции была непреклонна:". турки должны быть изгнаны из Европы. Константинополь должен. быть нейтрализован. Западную Фракию до линии Энос - Мидия следует передать Болгарии. Остальная территория от этой линии до берегов Дарданелльского пролива должна отойти к России." [24, с.109]. Это еще раз подчеркивало, во-первых, насколько важен был выход России к проливам, во-вторых, возможность России в будущем влиять на обстановку в восточной части средиземноморья. Здесь Россия сразу же сталкивалась с французскими интересами в этом регионе. Франция это хорошо понимала: "Ваше величество, простите меня за то, что я снова перебиваю Вас, - в одном из писем Николаю II писал министр иностранных дел Франции Морис Палеолог, - я хочу напомнить вам, что в Сирии и Палестине Франция имеет драгоценное наследие исторических воспоминаний и моральные и материальные интересы. Могу ли я рассчитывать на согласие вашего величества на любые меры, которые правительство Республики найдет нужным предпринять, чтобы охранять это наследие?" [42, с.95]. Ответ Николая II был положительным. Готовность царя идти навстречу требованиям французов означала не только политическое дружелюбие, сколько дипломатическое бессилие. Сазонов, несомненно, знал, что он купил обещание Англии в отношении проливов ценой отказа от действий в Азербайджане, единственных действий против Турции, которые имели шансы на успех [29, с.103]. Это означало, что военные усилия России и ее военные цели были подчинены основным целям ее союзников.

В связи с нагнетанием обстановки вокруг проливов Черчилль с конца августа 1914 г. действовал исходя из предположения, что Турция будет находиться среди врагов Англии.1 сентября он информировал генерала Дугласа, начальника имперского штаба, что он лично и лорд Китченер будут "разрабатывать план захвата с помощью греческой армии. Галлиполийского полуострова с целью проникновения британского флота в Мраморное море" [50, с.174].25 ноября, вскоре, после того как Грей заверил Россию относительно передачи ей проливов, Военный совет обсудил вопрос о наступлении, которое, как заявлял Черчилль, "даст нам возможность диктовать условия в Константинополе".28 декабря секретарь Военного совета Хэнки высказал мнение, что "наиболее эффективный удар (по Германии), обеспечивающий установление длительного мира во всем мире, мог быть нанесен через. Турцию" [12, с.104]. Согласно воспоминаниям Черчилля и Докладу Дарданелльской комиссии, 13 января 1915 г. Военный совет принял решение о том, что, помимо рассмотрения операций в Адриатическом море, Адмиралтейство "должно также подготовить морскую экспедицию в феврале для захвата Галлиполийского полуострова с Константинополем, что является конечной целью этого мероприятия" [50, с.175]. В обоих этих источниках ничего не сказано относительно Сирии. Но Черчилль в памятной записке своему ведомству писал, что, "как только начнется наступление на Дарданеллы, следует захватить Александретту" [50, с.175].

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Красный террор
«Мы не ведём войны против отдельных лиц. Мы истребляем буржуазию как класс. Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против советской власти. Первый вопрос, который мы должны ему предложить, - к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или про ...

Кризис организации труда
Наблюдалось нарастающее доминирование уравниловки в оплате труда. Если в 1946 г. соотношение между 10% трудящихся, что получили наивысшие, и 10%, что имели самые низкие заработки, составляло в 1:7,2, 1956 г. — 1:4,4, то в 1988 г. — 1:3,5. Следовательно, защитная функция заработной платы преобладала над стимулирующей, что не способствова ...

Внешнеполитический курс независимой Индии в 1950–1970 годы
В военной области первоочередной задачей суверенной Индии стало укрепление обороноспособности страны. С этой целью Индия стремилась к налаживанию контактов с другими странами, так как испытывала потребность в современных вооружениях и технике. Однако в ходе многочисленных переговоров с западноевропейскими государствами и СССР Индия стол ...