Владислав
Страница 2

Том временем в Москве Гонсевский от имени царя Владислава раздавил земли сторонникам интервентов, конфискуя их у тех, кто не признавал чужеземную власть. Странное впечатление производит приказная документация этих месяцев. Кажется, что понятия о верности и измене внезапно поменялись местами. Вот некто Григорий Орлов, который называет себя "верноподданным" не только царя Владислава, но и Сигизмунда, просит "великих государей" пожаловать его "изменничьим княж Дмитреевым поместейцем Пожарского". На обороте челобитной Гонсевский крайне вежливо и столь же твердо, обращаясь к дьяку И.Т. Грамотину, пишет: "Милостивый пане Иван Тарасьевич! Прикгожо . дать грамоту асударскую жаловальную". Не во всех грамотах изменниками называют таких людей, как Пожарский, но грамот таких немало.

Правда, все или почти все эти раздачи существовали лишь на бумаге: польские войска в Москве окружены сначала первым (во главе с Ляпуновым, Трубецким и Заруцким), а потом и вторым (во главе с Мининым и Пожарским) ополчениями. Центральной же власти как бы и не было. Разные города самостоятельно решают, кого им признавать за правителей. По стране бродят и осаждают города и монастыри отряды польских шляхтичей, занимающиеся не столько военными действиями, сколько простым грабежом. От них не отстают и свои собственные, родные казаки. Такая ситуация не могла продолжаться слишком долго: в стране все крепнет стремление к порядку. Пусть не к очень удобному, не очень хорошему, но к порядку. Чем бы мы ни считали народные волнения этого времени – крестьянской войной или гражданской, – ясно, в событиях принимали участие большие массы людей. Но ни одно такое массовое движение не может продолжаться слишком долго. Крестьянин (а в любом случае именно крестьяне составляли основную массу участников) не может превращаться на всю жизнь в вольного казака, его руки приспособлены к сохе, плугу и косе, а не к сабле и кистеню. Конь для него рабочий скот, а не живой элемент боевого снаряжения. Гражданская война постепенно увядала.

Возникшие на фоне этой общей усталости силы порядка оказались, как часто бывает, довольно консервативными. Нельзя не восхищаться мужеством, самоотверженностью и честностью Минина и Пожарского. Но правы были дореволюционные историки, подчеркивавшие консервативное направление их деятельности. Общественному настроению отвечало воспроизведение тех порядков, которые существовали до смуты. Недаром второе ополчение, возобновив чеканку монеты, выбивало на ней имя давно умершего царя Федора – последнего из царей, чья легитимность была вне подозрений для всех.

Изгнание из Москвы интервентов дало возможность созвать Земский собор для избрания нового царя. Так что как будто избирательность получала новый импульс. Но это был последний избирательный собор: Михаил Федорович становился царем как "сродич" царя Федора Ивановича и наследник "прежних великих благородных и благоверных и Богом венчанных российских государей царей".

При выборах, вернее в кулуарах собора, всплывали и иностранные кандидатуры. Отрицательный опыт выбора царя из бояр (Годунов и Шуйский) уже был: авторитет такого государя не был велик. Многие из бояр могли считать себя ничуть не хуже государя. В этом отношении царь из иностранцев, "прирожденный" государь, нейтральный по отношению к клановым группировкам, был предпочтительнее. Требовалось лишь одно главное условие – православие. Иначе, как показал опыт с Владиславом, возникает угроза независимости страны. Именно поэтому оказалась отвергнутой возникшая было кандидатура шведского принца.

Страницы: 1 2 

Укрепление власти Москвы в первой половине 16 века.
В новых титулах и церемониях, какими украшала или обставляла себя власть, особенно в генеалогических и археологических легендах, какими она старалась осветить свое прошлое, сказывались успехи ее политического самосознания. В Москве стали чувствовать, что значительно выросли, и искали исторической и даже богословской мерки для определен ...

Выводы
Ацтеки жили, создали великую империю, государство, которое не уступало многим европейским государствам. Империя жила и процветала, пока однажды в Анауак не явился небольшой отряд испанцев и не завоевал Священную империю. Империя долго и мучительно падала, но коварный предводитель испанцев – Эрнан Кортес – окончательно поставил ее на кол ...

Глава III.
У славян господствовала переложная (в лесостепях) и подсечно-огневая (в лесах) системы земледелия. При ПЕРЕЛОЖНОЙ системе на участке выжигали траву и использовали удобренную золой землю до истощения. После этого участок забрасывали на 2 - 4 года, вплоть до полного восстановления травяного покрова. При лесном перелоге земля отдыхала 1 ...