Реформы Столыпинского кабинета как альтернатива революции. Аграрный вопрос в России

История » Реформы Столыпинского кабинета как альтернатива революции » Реформы Столыпинского кабинета как альтернатива революции. Аграрный вопрос в России

Аграрный вопрос и после первой буржуазно-демократической революции оставался острейшим вопросом русской действительности. Сохранилось помещичье землевладение. По-прежнему на одного крупнейшего помещика приходилось около 330 беднейших крестьянских семей, причем у каждой крестьянской семьи было около 7 десятин, а у каждого помещика – около 2300 десятин.

Таковы были средние данные для всей Европейской России. В некоторых же районах страны размеры помещичьего землевладения были еще больше. В Орловской губернии у пяти дворян было по 28 тысяч десятин. А кругом лепились крохотные участки бывших помещичьих крестьян, ограбленных в 1861 г.: у каждого из них было 4 десятины на двор. На Украине 46 процентов крестьян имели всего лишь по 3,2 десятины на двор, а в руках 2300 крупнейших помещиков находилось свыше 6 млн. десятин.

Гнездом колоссальных помещичьих экономий была Прибалтика. В Эстонии немецким баронам принадлежало 60 процентов всей земли. В Латвии одно только имение фон Вееров занимало свыше 100 тыс. десятин, у Остен – Сакенов было более 90 тыс., у фон Ганов, фон Фарксов и других – по 60 – 70 тыс. десятин.

Развитие капитализма, рост производительных сил в сельском хозяйстве тормозилось существованием сильнейших пережитков феодализма, крепостнических отношений. Наиболее ярким выражением и самым прочным оплотом этих крепостнических отношений являлись дворянские латифундии, расположенные в земледельческом центре страны. С ними были неразрывно связаны кабальная зависимость крестьянина от помещика и «отработки», то есть фактически та же барщина.

Пережитки крепостничества были сильны и в крестьянском земельном владении. Крестьяне делились на нескончаемое число разрядов, отличавшихся своим земельным и правовым положением. Результатом этого было множество «перегородок» на земле, затруднявших переход ее из рук в руки и приковывающих крестьян к их наделам.

В этом же направлении действовала крестьянская община. Она служила орудием царизма для выколачивания налогов, для сохранения власти помещика над крестьянами. Формально самоуправляющаяся община на самом деле всецело зависела от власти земских начальников, назначавшихся из местных помещиков – дворян.

Общинное пользование землей преобладало на большей части территории России. Сельское общество считалось юридически владельцем всей земли, которой были наделены крестьяне при реформе 1861 г. Оно в свою очередь делилось на землю между отдельными дворами в соответствии с числом душ (мужских) в каждом из них. А так как земля была различного качества, то одной семье доставалось несколько клочков земли в разных местах. Общинное землепользование сопряжено было с систематическими земельными переделами, что вело к еще большему дроблению участков и большей чересполосице.

Община носила принудительный характер. В 1893 году специальным законом было установлено, что для выхода крестьян из общины требуется согласие сельского общества. Если же общество и давало свое согласие, то его решение всегда мог отменить земский начальник. Конечно, все эти искусственные меры не могли приостановить распада общины, втянутой в рыночные отношения, в торговый оборот. Крестьянство расслаивалось, значительная часть его разорялась и переходила в бедноту, а ничтожное число вылезало в кулаки. Богатая верхушка деревни сосредотачивала в своих руках все больше и больше земли, арендуя и скупая ее у разорившихся односельчан, у соседних помещиков, у Крестьянского банка. Самые переделы земли были в действительности далеко не уравнительными.

В результате в руках у зажиточной верхушки деревни надельной земли было значительно больше, чем полагалось иметь по норме. Данные статистики, относящиеся к 1905 г., показывают, что 1/10 часть крестьянских дворов, владевших свыше 20 десятин каждый, держала в своих руках 1/3 всей надельной земли, в то время как на долю 1/6 части ближайших дворов (имевших от 1 до 4 десятин) приходилось всего лишь 1/30 фонда надельного землевладения1.

Насильственная ломка старого землевладения была неизбежна. Но она могла идти двумя путями. Один путь – ликвидация помещичьих латифундий, решительное и полное уничтожение всех остатков крепостничества. Это был путь буржуазно-демократической, крестьянской революции, которая могла победить лишь будучи возглавленной рабочим классом.

История знала примеры и другого пути, когда крепостнические помещичьи хозяйства сохранились и медленно перерастали в буржуазные, а рядом с ними вырастали хозяйства сохранялись и медленно перерастали в буржуазные, а рядом с ними вырастали хозяйства «новых помещиков» из числа кулаков. Развитие капитализма по этому пути совершалось ценой постепенного разорения, невероятной нищеты и самой мучительной эксплуатации широчайших масс крестьянства. Так проходил процесс капиталистического развития в Пруссии. По этому «прусскому» пути пытались вести Россию господствующие классы.

II этап 882 год
В 882 году произошло одно из самых значимых для истории России событий – образование Киевской Руси. Это событие на несколько веков определило центр и опору Русского государства. Предпосылок для движения в сторону Киева было много. Во-первых, этот город был последним пограничным постом перед степями, заполоненными печенегами, т.е. долже ...

Сражение у мыса Синоп в 1853 году
К 1853 году все события внутренней жизни России и ее международные отношения были вначале частично, а затем и целиком подчинены войне. Война велась на всех морских театрах, примыкавших к границам России, но главным ее фокусом был Крымский полуостров. Столкновение политических и экономических интересов Англии и России из-за ближневосточ ...

Быстроногие хищники
К самым быстроногим хищникам относились некоторые мелкие динозавры. Лёгкие и стремительные, они без труда настигали добычу и ловко ускользали из лап крупных плотоядных динозавров, оказавшихся рядом. Длинноногий, не обременён­ный лишним несом струтиомим был, вероятно, одним из самых быстрых животных, когда-либо живших на Земле. Его ноги ...