Установление британского господства на побережье Восточной Аравии в XVIII —1-й половине XIX в.
Страница 1

История » История Катара » Установление британского господства на побережье Восточной Аравии в XVIII —1-й половине XIX в.

Значительно большее влияние на полуостров Катар и прибрежные территории оказывал Оман, к началу XVIII в. превратившийся в крупнейшую морскую державу юга Персидского залива. К 1720-м годам правители из оманской династии аль-Йариби подчинили себе всю Юго-Восточную и Восточную Аравию, включая Катар. До конца XVIII в. Оманский имамат с переменным успехом препятствовал проникновению в Восточную Аравию иностранцев, в первую очередь англичан. В конце XVIII — начале XIX в., по мере упадка Ирана и Османской империи, а также разделения Омана на Внутренний Оман и Маскат, Британия активизирует свои действия на берегах Персидского залива.

Тем временем на аравийском побережье Залива произошли некоторые изменения. В 1766 г. на полуостров Катар мигрировало из Кувейта племя бану атбан, которое завладело полуостровом. В 1783 г. ветвь бану атбан аль-Халифа оккупировала Бахрейн (также на Бахрейн переселились и другие катарские племена). При этом другая часть племени Бану Атбан осталась в Катаре. Заключив союз с ваххабитами, новые владыки побережья совместно с местными шейхами с новой силой развернули пиратские нападения на корабли англичан, стремясь изгнать конкурентов в торговле из Персидского залива. Именно в результате этих набегов побережье Восточной Аравии получило в английских источниках название «Пиратский берег». Проводя политику экспансии, ваххабиты к началу XIX в. распространили свое воздействие по всей этой территории и к 1803 г. господствовали в Катаре, Бахрейне, Кувейте и княжествах Пиратского берега, а также имели влияние на арабские племена иранского побережья Залива.

Англичане пытались завязать союзнические отношения с ваххабитами, однако последние ответили отказом и объявили священную войну против неверных, открыто заявив тем самым свои претензии на господство в Персидском заливе. Эти планы вошли в противоречие и с интересами Маската, правитель которого Султан бин Ахмад в 1798 г. заключил договор с Англией. Начало XIX в. было отмечено постоянными военными стычками между племенами Пиратского берега и англо-маскатским флотом.

Удача сопутствовала то одной, то другой стороне, пока в 1808 г. маскатские силы не были разбиты у берегов Бахрейна и Катара. Это повлекло за собой большие потери для британской Ост-Индской компании, которой Маскат предоставлял режим наибольшего благоприятствования. Теперь же ее торговые суда захватывались, а фактории были блокированы. Британские колониальные власти Индии срочно предоставили дополнительные силы и вступили в открытое противостояние с арабскими племенами. В 1809 г. вооруженный по последнему слову техники англо-маскатский флот нанес сокрушительное поражение ваххабитам и племенам побережья. Но до окончательного разгрома ваххабитско-«пиратских» сил было еще далеко. В 1814—1816 гг. племена снова взяли под свой контроль навигацию в Персидском заливе и блокировали доступ туда кораблей Ост-Индской компании.

Большую тревогу Англии вызвало известие о разгроме ваххабитов Мухаммедом Али и его полководцами на юге и востоке Аравии, а также о быстром продвижении египетских войск к Персидскому заливу. Восстановление османского влияния в зоне Залива казалось руководству Ост-Индской компании и правительству Англии гораздо большей угрозой, чем пиратская вольница. Было решено предотвратить эту перспективу любыми средствами. В 1818 г. в Персидский залив на помощь ост-индским силам была направлена огромная военная эскадра, и в 1819 г. объединенный англо-индийский флот уничтожил морские силы противника. Были штурмом взяты опорные пункты арабов: Рас аль-Хайма, Шарджа, Умм аль-Кайван и Дубай. Разгром Пиратского берега был окончательным.

Итогом мирных переговоров после окончания операции стал «Генеральный договор о мире*, заключенный в январе 1820 г. между Англией и шейхами Пиратского берега. Договор обязывал «дружественных арабов» согласовывать с британским резидентом1 свои коммерческие и прочие дела, помогать британским властям в борьбе с пиратством и работорговлей; виновники провоцирования военных действий объявлялись «врагами рода человеческого» с надлежащими последствиями. Так англичане под прикрытием «борьбы с пиратством» установили контроль над навигацией и торговлей в зоне Персидского залива. Фактически Договор 1820 г. был первой ступенью на пути превращения княжеств Персидского залива в британские колонии.

Но не все властители региона поставили подписи под Генеральным договором. Шейхи Катара уклонились от присоединения к договору (формально Катар оставался частью Османской империи). Не поставили они свою подпись и под «Первым морским соглашением», заключенным между Британией и Пиратским берегом в 1835 г., которое расширило контрольные функции Англии, закрепив за ней надзор за морскими промыслами (в том числе и ловлей жемчуга).

Страницы: 1 2

Расширение территории.
Пользуясь своими средствами, московские князья постепенно выводили свое княжество из первоначальных тесных его пределов . Даже после того как третий московский князь из племени Александра Невского, Иван Калита, стал великим князем, московский удел оставался очень незначительным. В первой духовной этого князя написанной в 1327 г., перечи ...

Усиление антифеодальной борьбы народных масс. Антифеодальные движения на Левобережье, Слобожанщине и Запорожье
Угнетение народных масс казацкой старшиной было основной причиной обострения классовой борьбы. Ее формы оставались теми же, что и раньше: подача жалоб, отказ отрабатывать повинности, побеги и, наконец, вооруженные восстания. Уже в конце 50-х годов XVII в. на Левобережье Украины и Запорожье резко обострились социальные противоречия. Вос ...

Минуты отчаяния и чудесное исцеление
Летом 1671 года Москва была охвачена пожарами. К концу июля пожары осветили Белый город. За одну ночь выгорела вся Покровка. Сгорел в эту лихую пору и дом Никиты. Изограф поздно узнал о своей беде – неделями мастера Оружейной палаты защищали от огня Кремль. И когда Никита пришел к своему дворовому месту, то узнал его лишь по обгорелой б ...