Политические лидеры.  Сильвестр (начало 16 века – до 1568)
Страница 1

История » Государственные деятели, политические и духовные лидеры России в XVI-XVII вв. » Политические лидеры.  Сильвестр (начало 16 века – до 1568)

Выходец из новгородской зажиточной торгово-промышленной среды, был близок к новгородскому архиепископу Макарию, после избрания которого митрополитом переехал в Москву и с 1545 года стал протопопом придворного Благовещенского собора в Кремле.

Во время беспорядков в Москве, вызванных страшным пожаром и выступлением людей протии Глинских, которые считались виновниками пожара, «Княгиня Анна Глинская со своими детьми и со своими людьми вынимала сердца человеческие и погружала их в воду, и тою водою кропила московские улицы и от того Москва выгорала», так гласил народ.

Самодержавие верховной власти, казалось, утрачивало в эти минуты свое влияние над народом, потерявшим терпение. Иван Васильевич Грозный до этого слишком верил в свое всемогущество, и поэтому держал себя нагло и необузданно, теперь впал в крайнюю трусость и совершенно растерялся. И во время этих событий к нему приходит человек в священной одежде, по имени Сильвестр. В его речи было что-то потрясающее, он представил царю печальное положение московской земли, указал причиной всех несчастий пороки царя «Небесная кара уже нависла над Иваном Васильевичем в виде народного бунта». Скорее всего, священник поразил правителя ещё какими-то чудесами и знамениями, потому что всегда сильный и властный Иван вдруг начал каяться, плакать и дал обещание с этих пор во всем слушаться своего наставника. Так с 1547 года Сильвестр стал оказывать большое влияние на царя.

Очутившись опекуном царя Сильвестр со своим другом Алексеем Адашевым под руководством Ивана Грозного подбирает кружок людей, отстаивающих сильную государственную власть – единодержавие. То были люди знатных родов: князь Дмитрий Курлятов, князь Андрей Курбский, Воротынский, Одоевский, Серебряный, Горбатый, Шереметьевы и другие. Кроме того Сильвестр и Адашев стали приглашать из толпы людей не знатных, но честных и полезных для них и водворять их в различные должности, раздавая им поместья и вотчины. Государство, таким образом, стало управляться кружком любимцев, который Курбский называет «Избранною радою». Сильвестр до такой степени подчиняет себе волю царя, что Иван не делает без его одобрения ни шагу, священник вмешивается даже в его супружеские отношения. При этом опекуны правителя старались по возможности вести дело так, чтобы он не почувствовал тягости опек, и ему бы казалось, это он по-прежнему самодержавец.

Но постепенно влияние Сильвестра на царя начинает падать. Главными врагами Сильвестра были Захарьины, вооружившие против него сестру свою царицу Анастасию. «Царь – нашептывали Ивану – должен быть самодержавен, всем повелевать, никого не слушаться; а если будет делать то, что другие постановят, то это значит, что он только почтен честью царского представителя, а на деле не лучше раба. И пророк сказал горе граду тому, если им многие обладают. Русские владыки и прежде никому не повиновались, а вольны были подданных своих миловать и казнить. Священнику отнюдь не подобает властвовать и управлять; их дело священнодействовать, а не творить людского правления». В довершение всего Ивана убедили, что Сильвестр чародей, силой волшебства опутал его и держит в неволи. Сторонники монаха сознаются, что Сильвестр обманывал царя, представлялся в глазах его богоугодным человеком, облеченным необыкновенной силой чудотворения, что он, одним словом, дурачил царя ложными чудесами, и оправдывают его поступки только тем, что все это делалось для хороших целей. Враги Сильвестра также представляли его царю чудотворцем, но только получившим силу не от Бога, а от темных властей. Сильвестра не терпели многие за его проницательность и желали удалить его. Так в конце 1559 года произошло у царя с Сильвестром и Адашевым какое-то крупное столкновение, подробности которого не известны; известно только, что Сильвестр и его друзья старались удержать Ивана от путешествия по монастырям и от принесения благочестивых обетов. Но после этого столкновения, Сильвестр и Адашев сами нашли невозможным оставаться при царе. Сильвестр (вероятно, тогда уже овдовевший) удалился в какой-то отдаленный монастырь, а Алексий Адашев отправился к войску в Ливонию. В этом деле участие Анастасии почти несомненно, сторонники Сильвестра, по поводу его удаления, сравнили его с Иоанном Златоустом, потерпевшим от злобы царицы Евдокии. В августе 1560 года, царица Анастасия умерла. Враги Сильвестра начали уверять царя, что Анастасию извели лихие люди Сильвестра и Адашева, своими чарами. Друзья сообщили об этом тотчас тому и другому; последние через посредство митрополита Макария, просили суда над собой и дозволения прибыть в Москву для оправдания. Но враги не допустили этого.

Страницы: 1 2

Война у восточных границ России
Из Аяна Муравьёв, озабоченный предстоявшим продолжением переговоров с Японией, писал Путятину 18 августа: «В отношении переговоров с Японией я считаю долгом повторить здесь моё мнение, что лучше ставить пограничный вопрос в неопределённом по сей день положении, чем утверждать за ними хоть самую малейшую часть Сахалина… О неразделённости ...

Политические цели и военные планы фашистской Германии в войне против СССР
Великая Отечественная война была самой тяжелой и кровопролитной из всех войн, когда – либо пережитых Советским Союзом. Однако она была не только драматическим, но и героическим периодом истории советского народа и не случайно названа Великой Отечественной войной. Летопись войны полна примеров мужества и героизма миллионов советских люде ...

Система государственного управления в годы царствования Екатерины II. Политика «просвещенного абсолютизма» и новый этап рационализации государственного управления во второй половине 18 века
Ко времени вступления на престол Екатерина II была хорошо знакома с либеральными идеями европейской философской, политической и экономической мысли. Еще в молодые годы она читала произведения французских просветителей - Вольтера, Руссо, Дидро, Д'Аламбера - и считала себя их ученицей. В 1763 году Екатерина начала переписку с Вольтером, к ...