Влияние православной церкви на возвышение Москвы.

История » Начало объединения русских земель вокруг Москвы » Влияние православной церкви на возвышение Москвы.

Важным успехом московского князя было то, что он приобрел своему стольному городу значение церковной столицы Руси. И в этом приобретении ему помогло географическое положение города Москвы. Татарским разгромом окончательно опустошена была старинная Киевская Русь. пустевшая с половины 12 в. Вслед за населением на север ушел и высший иерарх русской церкви, киевский митрополит. В 1299 г. митрополит Максим, не стерпев насилия татарского, собрался со всем своим клиросом и уехал из Киева во Владимир на Клязьму; тогда же и весь Киев-город разбежался. Но остатки южнорусской паствы в то тяжелое время не менее, даже более прежнего нуждались в заботах высшего пастыря русской церкви. Митрополит из Владимира должен был время от времени посещать южнорусские епархии. В эти поездки он останавливался на перепутье в городе Москве. Так, странствуя по Руси, проходя места и города, часто бывал и подолгу живал в Москве преемник Максима митрополит Петр. Благодаря тому у него завязалась тесная дружба с князем Иваном Калитой. который правил Москвой еще при жизни старшего брата Юрия во время его частых отлучек. Оба они вместе заложили каменный соборный храм Успения в Москве. Может быть, святитель и не думал о перенесении митрополичьей кафедры с Клязьмы на берега Москвы. Город Москва принадлежал ко владимирской епархии, архиереем которой был тот же митрополит со времени переселения на Клязьму. Бывая в Москве, митрополит Петр гостил у местного князя, жил в своем епархиальном городе, на старинном дворе князя Юрия Долгорукого, откуда потом перешел на то место, где вскоре был заложен Успенский собор. Случилось так, что в этом городе владыку и застигла смерть (в 1326 г.). Но эта случайность стала заветом для дальнейших митрополитов. Преемник Петра Феогност уже не хотел жить во Владимире, поселился на новом митрополичьем подворье в Москве, у чудотворцева гроба в новопостроенном Успенском соборе. Так Москва стала церковной столицей Руси задолго прежде, чем сделалась столицей политической.

Накануне битвы с Мамаем 17 августа 1380 г. великий князь Дмитрий отправился в Троицкую обитель к преподобному Сергию Радонежскому.

Для усиления духа Сергий отправил в московское войско двух иноков-воинов из Троицкой обители: Александра Пересвета и Андрея Осляби. Обо всём этом узнали в русском войске и, уповая на пророческий дар преподобного Сергия, со спокойствием ожидали исхода битвы. Кстати, Дон русские перешли в самый день битвы, 8 сентября 1380 г., когда праздновалось Рождество Пресвятой Богородицы (по старому стилю).

Русское церковное общество стало сочувственно относиться к князю, действовавшему об руку с высшим пастырем русской церкви. Это сочувствие церковного общества, может быть, всего более помогло московскому князю укрепить за собою национальное и нравственное значение на Руси.

В 1395 г. хан Тохтамыш потерпел поражение от Тимура (Тамерлана). Тимур двинулся на Москву. В это время по распоряжению митрополита Киприана из Владимира в Москву была торжественно перенесена чудотворная икона Владимирской Божьей Матери, написанная, по преданию, самим евангелистом Лукой. 26 августа 1395 г. вся Москва вышла встречать знаменитую святыню - главную икону Владимиро-Суздальской Руси. Случилось так, что именно в этот день Тимур остановил своё нашествие и ушёл обратно в степи. Разумеется, молва приписала спасение Москвы и всей Руси вмешательству самой Божьей Матери. На месте, где москвичи встретили икону, был основан монастырь, а сам этот день стал отмечаться церковью как праздник. (Конечно, это случайное совпадение, но разве дремучий народ переубедишь.)

Освобождение Москвы от польских интервентов в 1612 г.
21 сентября 1610 г. польские интервенты, воспользовавшись предательством бояр, захватили Москву. На борьбу с ними поднялись жители столицы, других городов России. Осенью 1611 г. по инициативе посадского старосты Нижнего Новгорода Кузьмы Минина было создано ополчение (20 тыс. человек). Его возглавили воевода князь Дмитрий Пожарский и Куз ...

Никита Павловец – сын Ивана Ерофеева. Детство и начало творческой деятельности
Образ отца часто возникал в памяти Никиты, когда того не было рядом. Он всегда видел его сгорбленную спину над большими и малыми досками, которым под рукой мастера суждено было становиться святынями. Слева от иконописца лежали бумажные листы прописей с изображениями святых, а справа – кисти в поставце и множество горшочков с разведенным ...

"Достиг я высшей власти"
Теперь Сталину никто и ничто не мешает предпринять радикальные меры, которые, по его замыслу, должны закрепить могущество возглавляемого им режима. В ходе широкомасштабной программы коллективизации и индустриализации сталинской диктатуре, наконец, удается уничтожить крестьянскую общину, закрепостить большинство крестьян в колхозах, согн ...